Анастасия Скороходова: Мы любим тех, кто нас не любит. И пулю тем, кто в нас влюблен

«Осуществлять мечты тех, кого любишь – потрясающе приятно… Чёрт, как же она прекрасна! Была прекрасна, когда сопливая куталась в пальто в Москве, прекрасна сейчас, когда идет по горячему песку. Вдыхает соленый воздух с таким наслаждением, будто желает им напиться. Молчаливая, но не грустная, скорее задумчивая. Интересно, о чём она думает. Наверно о нас. Наверно не верит своему счастью. Да я и сам не верю, глупая! Не верю, что ты теперь МОЯ».

«Физически здесь – в этом потрясающем месте на берегу океана. На самом захватывающем краю вселенной. В наивысшей точке моей мечты. Предзакатное солнце, он рядом – волшебник. Ну типа. На самом деле – убийца роз. Никогда не прощу ему этот букет ценой в тачку, наверно. А в Индии люди голодают, между прочим, он в курсе вообще.

Песок должен быть горячим, зарываю пятки – ничего не чувствую. Холодно. Смотрю на свои ноги – я босиком в грязном баре. В осенней Москве. Сижу в дальнем углу бара и украдкой смотрю на него. Он весел как всегда и немного отчужден. Всегда на своей волне и если и пьет, то только чистый и только со своими собственными тараканами. Каждый раз на брудершафт. Всегда в окружении друзей и всегда один. Такой красивый и такой холодный. Сам режиссер, сам продюсер своего блокбастера, сам сценарист своей жизни. Если ты не вписываешься в его роман, или наскучила искушенному зрителю, он вырежет сцену с тобой безжалостно. Тебя не останется на его пленке, как не осталось меня. Он в одиночку сыграет свою лучшую роль или найдет себе другую партнершу. Новую звезду. Еще вчера горел, обнимал меня, а сегодня как пепел – сер и равнодушен. Но все равно такой МОЙ».

«Что? Поднимаем стаканы? Опять? – мне надоели мои друзья. Серьезно. Люблю их, но сейчас не могу видеть. Эти бары, клубы, рестораны, вечеринки, выставки, могу продолжать до бесконечности – все это мне наосточертело. Только одно меня сейчас может порадовать и удивить, если она зайдет. Да, стерва, вырезала мне сердце в прошлом месяце. И ведь думаю до сих пор, хоть и в прошедшем времени. Дрянь. На таких не женятся. Моя недопетая песня. Недопитая бутылка вискаря.

Самая, сука, вкусная и пьянящая. Бросила меня перед самой премьерой. Поступила со мной так… Как…как…чёрт, да как я! Да это я обычно сплю и сливаюсь. Если секс понравился – сливаюсь через месяц, когда приелся. Да, я быстро остываю, таков я. И каждый раз все порчу, с ней просто не успел. Она меня опередила – просто исчезла. Даже соц. сети ее молчат, как самый упрямый партизан. Мелкая стерва. Черт, и все равно – МОЯ. Вспоминаю, как обнимал ее».

«Бежать еще быстрее, еще, еще… Десять километров, десять с половиной… Это безжалостная женщина из Ранкиппера меня совсем не щадит, врывается в уши в самый не подходящий момент. Попа горит, ноги болят, прохожие оборачиваются – наверно я опять красная и мокрая – всегда краснею на одиннадцатом километре… Все что угодно, лишь бы не думать об этом долбанном американце. Он приехал опять в разгар августа и снова столкнул меня с Башни Федерация… А ведь лето начиналось так забавно, приятный роман, вечеринки, фестивали…Тот актер действительно был очень милым, похож на меня – такой же свободный и сумасшедший. Нравился мне. Но что такое это маленькое чувство по сравнению с тем, что я испытываю к Нему. Наш роман длится три года – хах, роман!

Периодически врываясь в мою жизнь, он всегда немного неподалеку. Делает карьеру, не замечая ничего вокруг, заработал наверно уже на 10 жизней. Существует на две страны, а я живу на два сердца. Одним в Москве – делаю карьеру, хожу на свидания, легкие влюбленности, иногда романы, яркий секс… Другим всегда рядом с ним. Да кого я обманываю – в ногах у него. Всегда помню о нем, каждый день мысленно улетаю к нему – кто бы ни был рядом. Разве так можно? Спустя месяц-два, забываю, остываю, вспоминаю о себе настоящей… И тут снова звонок – «Привет, я в Москве, увидимся?»

…Четырнадцать километров… Почти пятнадцать. Чувствую себя больной. Не физически, но внутри всё болит. Болит от того, что приношу боль другим, от того, что сама заражена. Надеюсь, я не сорвала ему премьеру. Ну, тому, кто обнимал меня весь июль и пол-августа… Чёртов американец, правы те, кто во всем винит вашу страну! Вы исчадия ада – вечно улыбающиеся своей слепящей белизной, довольные жизнью, красивые и успешные демоны. Уродцы внутри, холодные настолько, насколько бела ваша искусственная улыбка.

Останавливаюсь на шестнадцатом километре. Сдаюсь. Не звони мне больше. Не пиши. Хватит жрать меня, меня и так не осталось. Ты мой личный пожиратель смерти, мой любимый Дементор. Ты пожиратель жизни. И уже такой, сволочь, родной. Такой МОЙ».

«Прилетел в Москву по делам всего на месяц и тут влюбился, как пацан! За три недели подарил роз столько, сколько не дарил всю жизнь. Сорвало башню, уже и забыл, как это кайфово! Сделал визу через знакомых, увез с собой в LA – осуществил её мечту! Иду и наслаждаюсь, смотрю, как она нежится в лучах солнца, улыбается, ухмыляется, как кошка, будто в голове фонтаны. Чёрт, как же она прекрасна – была прекрасна, когда сопливая куталась в пальто в Москве, прекрасна сейчас, когда идет по горячему песку… Смотрит вдаль, гипнотизирует океан, потом вниз, зарывает свои сладкие пятки в песок, – долго и задумчиво вглядывается в песчинки, прилипшие к её ступням, будто желает рассмотреть кого-то. Грустит что ли? Да нет, показалось…Счастлива. МОЯ».

Автор: Анастасия Скороходова




x
Подписывайтесь =>