Анна Ток: Как я поняла, что хочу детей

Я никогда не мечтала о семье. Задумывалась ли? Да, конечно. Но я никогда не понимала людей, которые мечтали о большой семье. Я вообще не понимала, как можно хотеть ребёнка, а уж тем более — не одного. Наличие ребёнка в планах на жизнь было скорее связано со стереотипами: так вроде правильно, как у всех. Когда мама говорила мне, что в моём возрасте, не имея мужа, уже очень хотела ребёнка, я искренне не понимала её. Как можно хотеть того, о чём понятия не имеешь?

Несколько месяцев назад мой запутанный, но весьма увлекательный жизненный путь свёл меня с двумя прекрасными мужчинами. Мои новые друзья — близнецы, и на днях им исполнился один год. Родители этих маленьких мужчин пригласили меня составить им компанию, пока они ждут решения визовых вопросов своей няни.

Я понятия не имею, почему согласилась. Может быть, потому что успела заскучать на острове (на зиму я уехала на Кипр). Может быть, потому что тяга ко всему новому — это моя зависимость. Может быть, потому что я подозревала, что это будет прекрасный опыт. Иногда мне сложно ответить на вопрос: «Зачем ты это делаешь?». К примеру, я до сих пор не могу ответить на вопрос: «Зачем ты уехала на Кипр?» Я не знаю. Просто чувствую, что должна была это сделать. Так и с этим предложением.

Соглашаясь на эту работу, я представляла себе прогулки с коляской вдоль набережной, весёлые игры в «Идёт коза рогатая» и задорный детский смех. Из плюсов также были отличная компания молодых родителей и перспектива бесплатных путешествий по острову. Бонусом к этому шёл огромный дом в горах с живописным видом. Сказка, которую я себе нарисовала, меня более чем устраивала.

Естественно, я предполагала, что десятимесячные двойняшки — это непросто. Но только проснувшись в пять утра от детского плача, я начала догадываться, что всё будет гораздо сложнее, чем я предполагала.

Сначала я решила, что буду суперженщиной и докажу себе и всем своим знакомым мамашам, что нет ничего сложного в том, чтобы всё успевать и при этом не забывать о себе. Я планировала много читать, заняться своим телом, посвящать всё свободное время саморазвитию (даже нашла репетитора по английскому языку). Я отчего-то решила, что моей энергии хватит на то, чтобы уделять детям достаточно внимания и беспрепятственно жить своей жизнью. К концу первой недели, замертво упав на кровать, не раздеваясь и с морковным пюре в волосах, я поняла, что немного ошибалась.

Наверное, единственный способ успевать заботиться о детях, о муже, о доме и о себе, при этом быть всегда отдохнувшей и в хорошем настроении — это подсесть на наркотики. Если серьёзно, то каждой женщине, которая переживает нечто подобное, нужно поставить памятник. Большой и бронзовый.

К концу второй недели у меня было единственное желание — выжить. Каждый вечер я засыпала с мыслями о том, что завтра соберу чемодан и побегу прочь полями и горами до ближайшего города. У меня не было времени подумать о том, что происходит. У меня не было времени принять решение. У меня не было времени ни на что, связанное со мной и с моей жизнью. У меня не было времени за две недели допить хоть одну чашку кофе. У меня не было времени снять носок, если он не слетел сам, пока я падала на кровать. Каждую минуту, каждое слово, каждое движение, каждую мысль я отдавала детям.

Ещё через неделю я привыкла. Прошла боль в мышцах, ибо каждый маленький мужчинка весил по двенадцать килограммов, а два раза по двенадцать — это двадцать четыре, а ходить мы ещё не умели. Прошла хроническая усталость, я научилась засыпать в восемь вечера. Прошла каша в голове, я начала поднимать голову, смотреть по сторонам и иногда думать о чём-то своём.

Первое, о чём я подумала, когда немного пришла в себя, так это о том, что мне всё это было послано неспроста. Это всё ради того, чтобы я что-то для себя поняла. Моё физическое и моральное истощение подсказывало, что этот опыт был послан, чтобы я наконец поняла, что дети — это не для меня. Что чайлдфри — это счастливые и очень умные люди. Что я не готова забыть о себе и посвятить всю свою жизнь ребёнку. Что прямо сейчас мне необходимо принять для себя решение навсегда отказаться от идеи завести детей и отправиться в кругосветное путешествие длиною в жизнь.

К концу месяца случилось жуткое. Случилось то, чего я на самом деле боялась больше всего. Случилось необратимое. Случилось то, что изменило мою жизнь навсегда. Я полюбила этих детей. Это так глупо, так бессмысленно и так прекрасно! Я изо всех сил старалась дистанцироваться. Я не целовала их. Я относилась к ним как к чужим, как к обязанности, как к работе. Я делала то, что должна, и не давала волю эмоциям. Я проиграла эту игру.

Расставаться с ними больно. Но есть один существенный плюс во всей этой истории. Я справилась. В своей жизни я много раз делала то, что казалось мне не под силу. Сдавала госэкзамен без подготовки, поднимала в одиночку диван на четвёртый этаж, выживала после семи текил, десять дней взбиралась на очень высокую гору, прощала предательство и даже вышивала скатерть крестиком. Так вот всё это — тестовый режим, по сравнению с задачей одновременно накормить брокколи двух орущих десятимесячных младенцев. Брокколи. Одновременно. Младенцев. После такого у меня создалось стойкое впечатление, что я могу всё.

Я не знаю, как сложится моя жизнь дальше, но в одном я уверена наверняка: теперь я даже расстроюсь, если у меня не родится двойня.

Автор: Анна Ток

Storia.me




x
Подписывайтесь =>