Девять кругов беременности

Говорят, что беременность — лучшее время в жизни женщины. Готова поспорить, что эта цитата принадлежала мужчине, так как ни одна женщина в здравом уме такого сказать не могла. Хотя нет, могла, при том лишь условии, что еще не испытала это «лучшее время» на себе.

Я бы назвала лучшим временем в своей жизни евротур по Италии или медовый месяц с любимым мужем, но никак не беременность. Рождение ребёнка — самое прекрасное, значимое, ошеломляющее и сбивающее с ног событие в жизни, а вот беременность — это просто девять кругов ада. Девять кругов, девять месяцев, как символично, не находите?

Беременность полна разнообразных кризисов. Начаться все может ещё с добеременного кризиса. Это когда ты твёрдо решила, что час настал, и тщетно пытаешься забеременеть вот прямо в этом месяце, но каждый раз исправно идёшь за тампонами, сетуя на «сорванный дедлайн». Я страдала и изводила всех вокруг полгода. Врачи говорят, что полгода — оптимальный период, чтобы организм наконец понял, чего от него хотят. Врачи говорят, но мало кто их слышит. Вместо того чтобы расслабиться и получать удовольствие, женщины вводят в семье режим военного положения — секс по часам и витамины вместо бокала хорошего красного. Через полгода я сдалась и решила отложить данный вопрос на какое-то время. А между тем тест показал две полоски. Кстати о дедлайнах — в самом начале я для себя твёрдо решила, что мой ребёнок родится  исключительно в июле, ну в крайнем случае в любой другой летний месяц. В итоге мой ребёнок родится в декабре — жизнь смеётся над нами во весь голос.

Дальше наступает кризис первого триместра или кризис «Мать или не Мать» в духе Шекспира. В первом триместре ты беременна как бы наполовину, в Европе в этот период женщин вообще не считают беременными: «Ну какие витамины? Иди домой, дорогая! Если через три месяца ничего не поменяется, тогда приходи». Для них это нормально. У нас такой подход вызвал бы нескрываемый ужас, мы боимся потерять. На пятой неделе мне предстоял полет в Италию, а ведь многие считают, что летать в первом триместре — преступление. А я взяла и полетела. Скажу больше — я носилась по городам, пешком поднималась на самые высокие башни, ела без конца и края, купалась в ледяном море. И ничего не случилось! Потому что если с ребенком все хорошо, то черта с два он покинет свое тепленькое местечко.

Третий кризис — это токсикоз. Хотя это даже не кризис, а полноценная катастрофа. Кто плавал — тот знает. Трудно жить, когда все время хочется умереть от тошноты. Я справлялась клубникой. Зимой бы, наверно, не выжила. Третий кризис наступает на первом скрининге, когда врач торжественно назначает анализ на синдромы и всевозможные отклонения. Три дня ожидания как в аду. Состояние близкое к инфаркту, которое может остановить лишь заключение врача с отрицательным результатом.

Четвертый кризис — это кризис принятия. Придётся смириться с тем фактом, что ваша жизнь уже не будет прежней. Этот кризис способен растянуться на все девять месяцев и чудненько дополнять все остальные кризисы. Каждой из нас этот кризис дарует маленькие персональные трагедии. Тяжелее всего мне было отказаться от каблуков, ведь я носила их всю жизнь. До беременности я была уверена, что и на девятом месяце буду вышагивать в любимых лодочках, гордо выставив живот вперёд, но здравый смысл оказался сильнее и с «Олимпа» пришлось ступить на грешную землю. Ещё одним ударом стал запрет на привычный мне спорт — штангу и функциональный тренинг — меня изгнали в бассейн. Загар тоже оказался под запретом, лето казалось бессмысленным. От шопинга тоже пришлось отказаться, поскольку я физически не влезала в те вещи, которые были мне по душе. Но и здесь нашлись свои плюсы — ушли утренние терзания «Что надеть?». К чему этот вопрос, если на тебя налезают лишь беременные джинсы и пара оверсайз свитеров. В голове наступил полный дзен. Вообще принять изменение фигуры и рост цифры на весах было довольно тяжело. В первые месяцы, когда беременность ещё не была столь очевидной, а пресс уже стал лишь приятным воспоминанием, я всячески избегала зеркал. Хотя сейчас я обожаю свой животик и нашла плюс в том, что можно есть все что угодно. Все что угодно! Грех таким не воспользоваться.

Пятый кризис — это кризис первых шевелений. Это когда ты прочитал на форуме, что к 17 неделе «шевеления должны чувствовать все», а ты ничего не чувствуешь. Вместо этого ты паникуешь и терроризируешь врача. А всего-то надо понять, что никто ничего не должен, мы все индивидуальны и наши дети — тоже. Я, например, была настолько активной, что попросту сначала не замечала сигналы моей детки, но это не значит, что их не было.

И, наконец, шестой кризис это кризис девятого месяца. До моего личного дня икс осталось всего ничего, и с каждым днем я все больше чувствую себя бомбой замедленного действия.

Пугает все: и роды, и мучения, которые им приписывают. Но больше всего пугает тот факт, что я стану чьей-то матерью. Я — мама. Господибожемой. Как в чьей-то удачной шутке мне тоже иногда кажется, что в мире есть настоящие взрослые. И это как бы не я. Кажется, что я просто играю. Съем квартиры, оплата коммуналки, покупка продуктов — ух, какие увлекательные игры! Как в детстве прямо, только за лопухи нельзя купить новый лифчик, а мужа уже не накормишь кашей из песка. И все же. Я девочка Лерочка — папочка купит мне новое платье, а мамочка испечет блинчики. Но меньше чем через месяц я стану мамой. То есть жизнь маленького человечка будет полностью зависеть от меня. В ближайшие лет 18 точно. И дело не только в «покормить», «помыть, но не утопить», а ещё и в том, чтобы воспитать классного члена общества, а не чудовище. А я сама-то классный член общества или как? Тут необходимо принять, что такие мысли приходят ко всем. Даже к тем, у кого дети уже отметили совершеннолетие. Мы одновременно не готовы и готовы быть родителями. Рождение ребёнка поделит нашу жизнь на до и после. После все придет само собой. Думать будет не надо. Надо будет просто раствориться в этой любви и довериться сердцу. Мы же как-то выжили выросли, в конце концов, а вряд ли наши родители были сильно опытнее и умнее нас. Они справились и нам придётся, вариантов нет! Как говорил Гагарин: «Поехали!..».

P. S. Что творится в голове у будущего отца боюсь даже представить.

Текст: Валерья Хлебушкина, блогер




x
Подписывайтесь =>