Екатерина Кофанова: О прогрессе и его двигателях

Говорят, лень — двигатель прогресса. Правда, — говорят, лично слышала, своими вот этими вот ушами. И даже пример приводят, мол, — пульт от телевизора. Или там стиральная машинка та же, ага. Кто первый сказал такую чушь? История об этом умалчивает. Давай посмотрим правде в глаза. Никакой прогресс лень не двигает. Никакой и никогда. И никуда.

Вот представь: лежит себе древний Акакий в пещере. На шкуре, значит. На одной — лежит, другой, — прикрывается. Сыт, мяса наелся. Кроликов, которые в капкан попались. Или там, — грибов. Которые древняя Глаша-собирательница принесла. Лежит, — Глаша, опять же, рядом. Собирательница которая. И ему лень. И его клонет в сон, а не пульт от телевизора изобретать. Какой там, — у него даже капканы всего-то навсего — на кроликов. На мамонта — лень яму рыть.

Лень. А теперь, — кому — не лень. Не лень, как водится, самому несчастному. Отчаянному самому. Об этом не принято говорить, так что лавры незаслуженно достались лени.

Ну, а теперь о нем, — об истинном герое. Об отчаянии. Кто у нас самый отчаянный? Самый отчаянный у нас влюбленный. Я не в смысле, что этот, конкретный. Хотя, и он тоже, конечно. Тот самый предок лузеров скажем, Степан, которому предпочла Акакия знойная Глаша, с его кроликами, над которым ржал весь пещерный городок, когда он отправился рыть свой первый мамонтовый капкан. Который в ожидании добычи так нервничал, что у него в руках воспламенились ветки, которые он рассеянно теребил.

Или, опять же, Цукерберг. Герой нашего времени. Кто помнит, что повергло его в отчаяние, предтеча Фейсбука? Девушка бросила, ага. Всего-то навсего. Думаю, не просто девушка, иначе, — выпил бы пива с друганами в близжайшем пабе. Ну, ок, — много пива. Или даже виски. Не просто. Это ж, как по писаному, — в детстве, — помнишь? Поссорился с мамой и думаешь, — уйду! Уйду в тайгу. И меня там белый медведь съест. В тундре той. Вот тогда мама и пожалеет, что в угол поставила. Все это обычно сопровождалось размазыванием слез по щекам. В отчаянии. Да, детское отчаяние зачастую недолговечно, и именно потому не двигает прогресса. Но от того оно не менее настоящее, и мама настоящая. Любимая мама.

Или вот наше, женское. Что придает нам второе, а то, — и третье дыхание на тренажере, когда кажется, что именно здесь и найдет тебя смерть? Воображение. Как ты вся такая, подтянутая и загорелая, копна блестящих волос рассыпается по плечам, и в ..Дольче Габбана. Ну, ладно-ладно, шучу! В Диор. Прилетаешь с Мальдив. Выходишь, — а перед тобой толпа встречающих и таксистов. И лицо одного таксиста так знакомо. Точно, — это ж он, бывший твой. Ну, да! ..постарел, потолстел, ..и на выезде из аэропорта, за платной зоной, Волга припаркована. Бежевая такая. И ты поднажала на тренажере. Продолжать можно до бесконечности, — очень оно продуктивно, отчаяние это. Вот только, когда я позавчера обсуждала эту тему с одним знакомым, он посмотрел на меня с видом превосходства, — так Цукерберг же украл эту идею!

— А что его заставило? ..вот это все, — идеи красть?..

Автор: Екатерина Кофанова




x
Подписывайтесь =>