Евгения Плихина: Отдайте свободу лучше Анджеле Дэвис

Я сижу в кафе сорок минут. Рядом парочка. И он все это время зудит. Зудит и зудит. З-у-у-у-дит и зуд-и-и-и-т.

«Марина, не заказывай чизкейк, ты не хочешь чизкейк, закажи телятину.
Я же тебе говорил, чтобы ты носила ботинки с утеплением. Сама виновата. Уже не сезон для туфель.

Отодвинься от стола. Ешь аккуратнее. На, вилку мою возьми. Да, господи, салфетку на, вытри рот. Он в соусе.

Кто тебе пишет? Еще раз повторяю, она тебе полезного не скажет. Вот о чем вы говорите? Вот покажи. Дай гляну. Ну я же говорил тупость!

Тю, так, конечно, мама твоя сама на права никогда в жизни не сдаст. Сдают либо в шестнадцать, либо за доллары. Пусть не мучается, передай. В ее то возрасте.
Переложи сумку на диван, почему она вытирает пыль с пола? Ты ее потом на кресло дома кинешь, а мы на него жопой в трусах садимся.

Почему здесь так жарко? Расстегни свитер – вспотеешь».

Сорок блядских минут милая, терпеливая и взрослая Марина, по его мнению, делает что-то не так.

Сорок блядских лет Марина каждую минуту своей жизни будет ошибаться, если сегодня же не пошлет его нахер.

Мне хочется ее спасти: схватить за плечи руками и трясти со всей силы! Трясти и кричать: «Бегииии, Маринка, хватай телефон и бегиии! Мама сдаст на права! Съешь чизкейк! НЕ ВСПОТЕЕШЬ!»

Но я молчу. Мне неудобно вмешиваться в чужой диалог.

Я молчу и думаю о том, как же сложно парой различать заботу и диктатуру. Как трудно понять, что любишь именно ты и отстаивать эти желания, как львицы отстаивают своих котят. Как непросто быть девочкой, в конце концов. Некоторые думают, что ты несамостоятельна. Априори. Заранее.

Я поворачиваюсь к столу и сверлю взглядом ее руку, которая расстегивает свитер. Ну, зачем ты реагируешь? Мне хочется дать ей и мужику по морде. Взбодрить. Вернуть к жизни. Отдать Маринке ее свободу.

— А передай перец, — говорит мужик, пока девушка путается в рукаве свитера.
— Та шоб ты всрався с этим пэрцэм, — говорит Марина и, не достав левой руки из кофты, правой грюкает солонкой по столу.
— Перец.
— Шо?

Я молчу и думаю: как чудесно, что у Марины есть мужик. Ведь все-таки жопой же потом люди на кресло садятся. А она на него сумку в ресторанной пыли.

Отдайте свободу лучше Анджеле Дэвис.
У Маринки же все хорошо. Априори. И, наверное, заранее.

Автор: Евгения Плихина




x
Подписывайтесь =>