Как культ детства лишает современного ребёнка детства

Когда-то настоящее детство было уделом немногих. Пока барчук забавлялся с игрушками, крестьянский ребёнок следил за младшими братьями и сёстрами, смотрел за гусями и огородом, помогал полоть, пасти коров, собирать сено и зерно. Его сверстник из семьи фабричных рабочих в дошкольном возрасте держал на себе домашнее хозяйство (ведь рабочий день родителей длился от двенадцати часов), а иногда и сам становился к станку на специальной скамеечке для слишком несовершеннолетних работников.

По счастью, в двадцатом веке ситуация стала меняться. Человечество признало, что детство — своя особенная пора, в которую закладывается очень многое из того, что помогает взрослому переживать стресс, находить решения проблем и просто чувствовать себя человеком, а не рабочей лошадкой.

Детские книги от запугивающих адом наставительных сказок XVIII — начала XIX века развернулись в сторону будоражащих воображение, дающих почву для развития чувств и мыслей, разговаривающих простым языком о сложных проблемах, с которыми рано или поздно сталкивается почти каждый ребёнок. Детские игрушки стали чем-то большим, чем инструментами для подготовки к традиционным функциям взрослых. За детьми стали признавать право на свои интересы, свои чувства, особенности характера. Ребёнок перестал быть рабочими руками в семье или маленьким дикарём, которого надо физически и морально выпрямить, чтобы он считался человеком.

Детство должно быть беззаботным. Детство должно быть полным добра и счастья. Детство должно быть с игрушками, хорошим образованием, правильной и вкусной едой.

Но очевидные и простые факты вдруг превратились в бесконечную погоню за абсолютом, в вечный экзамен, навязчивый невроз родителей и общества в целом, в болезненный и жестокий культ. Да, культ детства мне хочется определить именно так. Потому что в том виде, в котором он существует сейчас, он лишает родителей радостей родительства и, что хуже, лишает непосредственно детства детей. Детство настоящее принесено в жертву детству правильному, детству идеальному, детству обязательному.

Ребёнку вменяется в обязанность быть ребёнком — не в смысле развивающимся, познающим мир, любопытным и беспокойным существом, а неким идеальным существом, которое несёт на себе груз ответственности за то, что всегда право, оберегается от любых проблем, которые могут потревожить его душу (и дать ей пищу для роста), без конца обучающимся по схемам и шаблонам — когда устаревшим, когда супермодным. В общем, священным ребёнком из культа детства, а не обычным человеческим детёнышем, частью человеческого общества.

Детям нужны игрушки, чтобы развиваться и отдыхать от «правильного» развития. И во многих семьях это превратилось в осыпание ребёнка пёстрыми, пищащими, узкого назначения игрушками, которые не дают возможности фантазировать и применять игрушку тысячей способов, но перегружают детскую нервную систему бессмысленными повторяющимися звуками и морем цветных пятен вокруг. А ведь в детских играх самое ценное — полёт фантазии! Игра с тазиком, превращающимся то в панцирь черепахи, то в корабль, то в ванну для куклы, даёт больше отдыха детской душе и лучше готовит его к изменчивости взрослого мира, чем отдельный набор для дочек-матерей, отдельный костюм черепахи и отдельный дорогой манеж в виде куска корабля (последний, впрочем, хорош, если прилагается к шведской стенке и ребёнок может всласть полазить по канатам).

Детям нужно образование, которое даст им фору при поступлении в институт и приёме на работу. Но академически выстроенные, строго по расписанию занятия с трёх-пяти лет — издевательство над резвым человеческим детёнышем, чья нервная система заточена под то, чтобы внезапно и очень глубоко чем-то заинтересоваться, а потом решительно отбросить любой умственный труд и всласть поноситься или погрузиться в лепку из песка и стекляшек суперзамка.

А что насчёт уединения — необходимого для развития рефлексии, умения мыслить и мечтать? Под него детям часто не оставляют времени. Всё плотно забивается суперполезными занятиями, кружками, курсами. Какой смысл в полученных на курсах знаниях, если ребёнок не научился думать? Какой смысл в навыках и бодром умении говорить на двух языках, если ребёнок не умеет понимать собственные чувства — не было времени пережить их?

Детям стоит правильно питаться, но превращение обычной сладкой булочки или шоколадной конфеты в запретный плод, таящий в себе все грехи против воспитания и здорового образа жизни — это чистой воды невроз родителя. Детям надо есть вкусно и не через силу, но это не значит, что нормально готовить второй ужин вместо того, от которого отказался ребёнок, тратя время и силы, которые могли бы пойти на весёлую возню с малышом, работу по дому или (о, какая крамола!) на себя. Ничего не случится, если ребёнок перекусит никак не приготовленной грушей или даже крекерами.

Интересы ребёнка — это нужно и важно, но как насчёт интересов остальных людей? Или ребёнку лучше вырасти в убеждении, что у взрослых — и взрослого его — своих интересов быть не может? Или, наоборот, никто кроме него не имеет значения? Нечего сказать, полезная установка.

Дети не должны знать взрослых забот. Они не должны думать, на что кормится семья, — но это не значит, что они не должны понимать концепцию «дёшево» и «дорого» или «мама устаёт на работе, а уйти с работы не может, потому что на зарплату мы все едим и одеваемся». Это не значит, что хорошо и полезно через десять лет узнать, что любимый кот и любимый дедушка умерли (а не сбежал один и переехал очень далеко другой) и что тебе не дали с ними проститься и по-человечески пережить горе.

Дети не должны быть ещё одной парой рабочих рук. Это не значит, что ребёнку не надо учиться навыкам самообслуживания или для него будет лишним чувствовать себя участником работы домохозяйства, хотя бы подметая пол или моя посуду.

Дети не должны знать грубости и насилия, но это не значит, что им лучше сидеть дома с мультиками или развивашками, потому что у родителей не хватает сил на детской площадке вовремя объяснять опасность вместо того, чтобы прикрикнуть и оттащить за руку. Здоровый детёныш лучше будет бегать и прыгать, время от времени оттаскиваемый от заманчивого, но опасного, чем сидеть в тепличных условиях, не умея в результате распознать и избежать опасности или даже просто упасть с высоты собственного роста без серьёзных ушибов.

Почему бы нам немного не отпустить поводья себе и детям и дать побольше свободы радоваться (и огорчаться) жизни? К чёрту детство как религию. Даёшь детство как детство.

Автор: Лилит Мазикина




x
Подписывайтесь =>