Ксения Кич: О чем расскажут чужие глаза

Ох уж эти глаза напротив, умопомрачительны, бездонны. Когда ты влюбляешься, не остается ничего, кроме космического пространства. Бескрайняя вселенная в одном только взгляде.

Как жаль, что истина в том, что мы не можем познать даже самих себя, а познать другого — задача непостижимая. Ты можешь открывать его, восхищаться, злиться, менять. Потом открывать снова, потом еще раз. Но человек — не матрешка, человек — черная дыра, он не имеет предела. Ты можешь прожить с ним годы, а то и десятки лет. Но чужие мысли — загадка, и если ты уверен, что знаешь своего партнера, то скорее всего, ты вообще о нем ничего не знаешь. И хорошо, если проблема кроется лишь в недосказанностях, скрытых увлечениях, например, тайных походах в стрип-бар, может даже легкого флирта. А что если нет, что если напротив тебя злой гений? Что если он фетишист или настоящий психопат? Странно? Ну а что если?
Ну не суть. Суть в холодном ноябрьском вечере.

Он весь красивый, кудрявые волосы, улыбка длинной в Командельский берег. Знаете, как часто это бывает, ты смеешься над всеми его шутками, он цитирует твоих писателей, а плей-лист пестрит знакомыми фамилиями. С ума сойти, казалось бы, вы можете говорить целую вечность, при этом, не покидает ощущение, что вы уже говорили раньше, но целую вечность тому назад.

Вот она типичная, и своего рода неповторимая история любви. И дико хочется прямо сейчас получить штамп, целоваться и “пусть ваше счастье будет светлым и чистым, как весеннее небо! Долгим, как вся ваша жизнь, и прекрасным, как ваша большая любовь…”

Прекрасно, первая стадия пройдена, самое время переходить к рядовым “семейным” проблемам. У нее есть бывший, у него сложная учеба, она много проводит времени с друзьями, у него обостренное чувство ревности. Каждый из них неправ и каждый стремится не уступать.

Знакомая ситуация, описанная сотнями тысяч психологических книг. Но сколько историй вы знаете, где “семейная” проблема превращается в суицидальный дурдом, прямой источник вдохновения для Дина Кунца? Возможно, кто-то скажет “да у моего знакомого такое было”, но я искренне надеюсь, у ваших знакомых этого не было.

Так вот, ноябрь уже сменили холодные ветра декабря. Уже лежал снег. А на просторах этих отношений бушевало пламя, и конц этого извержения ожидать не приходилось.

Сцена первая. Она и пара бутылочек вина, общественный транспорт, и шквал сообщений “Милая, я тебя жду, скучаю не могу”. Интересно то, что эти слова совсем не ассоциировались с его типичной скромностью и закрытостью, а тайна заключалась лишь в том, что парень был просто пьян. Но вот в чем фокус, в образе этого милого мальчика скрывались не на шутку не милые странности. В ходе длительной беседы выяснилось, что ему надоело терпеть ее разгульной образ жизни, а еще что ему и себя терпеть надоело, да и вообще, неплохо бы было выйти в окно. Собрал, значит, малыш свои вещи, да и вышел. Но не в окно, а бегать голышом по улице, в знак полного несогласия,и с причитаниями, как было бы хорошо покончить с этой сраной, бессмысленной жизнью.

Страшно, очень страшно, она не знала, как это расценивать, может ему просто противопоказан алкоголь, а может это что-то глубокое. Может ему нужна помощь?

Странно, ведь он был таким прекрасным, таким нежным, таким интересным. Долгие размышления и тоска склонили на чашу прощения. Вердикт казался нерушимым: “ спасать!”

Каждый раз он просил прощение, каждый раз клялся всем, что у него есть. Но когда больше нечем руководствоваться, когда теряешь то, что любишь, что еще остается, если не дергать за самые крепкие нити. И в этих отношениях нитями стала, увы, тетушка смерть.

Пьеса была цикличной, сцены повторяли одна другую. Она с друзьями — в окно, она на учебе — он в окно, она не ответила на сообщение — он в окно. Не пришла на запланированную встречу? Верно, окно!

Но к счастью, почти все имеет предел. Настало время, когда окно уже не спасало, а жалость сменилась отвращением. И этой истории оставалось только проститься с ее героями. Собрать все знаменательные письма, рисунки, стихи, музыку. Вернуть их владельцу. (Да, этот чертенок на редкость талантливый сукин сын.)

Но на последок так хочется еще раз окунуться в космос, а уже потом проститься, и в этот раз точно и навсегда. Но как сладок вкус последней сигареты…. Так же сладок, первый секс, и позвольте заметить, секс этот был неповторим.

Вот теперь ее мозг взорвался окончательно, да что с ним не так? Безумный идеал, но ключевое в его идеале именно его безумие.

Сцена сотая. Да здравствует знаменитое рукоприкладство, то самое “редкое” и жуткое домашнее насилие. Он держал ее взаперти по несколько дней. Теперь походы в окно в одиночку не так забавляли, теперь на площадку безумия выходит второй актер. В новом акте он грозится отправляться на тот свет вместе с ней.

Простейший выход, казалось бы, заявить в полицию. В конце концов рассказать его родителям, друзьям. Но что если, эти люди давно в курсе, они просто молчали, а ее любовь слишком плотно осела на веках, для осознания, что ситуация подходит к критической точке. Там за розовыми очками он все тот же художник, поэт и музыкант, все тот же милый собеседник и страстный любовник. А она — женщина, и просто обязана исцелить его больную душу.

Ко времени, когда пелена спала, бежать уже было некуда, он выучил каждый ее маршрут, каждую привычку, каждый контакт. Неудивительно было встречать его в парке в 5 часов утра на утренней пробежке, и не важно, что он живет в другом конце города.

Незримый попутчик на пути в университет, тренажерный зал, на встречу к подруге. Он был везде и знал абсолютно все. Иногда его заносило прямо на улице, и вероятность оказаться под проезжавшей мимо машиной доходила до 95%.

Спасительным плотом оказался добродушный закон Российской Федерации, гласящий, что каждый совершеннолетний гражданин обязан отдать честь Родине! И наш парень пошел ее отдавать.

Прощание было волшебным, будто он в одночасье изменился! Неделю они валялись в кровати, предаваясь страсти друг друга.

Какая молодец наша героиня, спасла! Вырвала из лап безумия, вернула в строй, сохранила парню жизнь…

В последствии она сменила город, заблокировала все социальные сети, оборвала старые контакты. И все же каждый день она оглядывается по сторонам в надежде, что его послание, так и останется без адресата “я тебя все равно найду”.

Что может быть страшнее человеческого безумия? Только если любовь к этому безумию. Осуждать или соболезновать, узнавать что-то общее или просто сторониться с мыслями, что это с кем и никогда не со мной — неважно. Но возвращаясь к вопросу “о чем расскажут чужие глаза”, я пожалуй отвечу “абсолютно ни о чем”.

Автор: Ксения Кич




x
Подписывайтесь =>