Лидия Раевская: Х@йня все ваши квесты в бункере. Я вот вчера пыталась купить хомяка

Пост на многабукв, пахнущий валидолом, кадилом, и ладаном. Садитесь поудобнее, это долгая и страшная история.

Сейчас модно всякие квесты проходить. В темноте по заброшенным бункерам всяким шарахаться, то и дело натыкаясь на спящих в углах бомжей, вскрикивать, какаться, и быстро убегать через нарисованную дверь. Люди за это всё деньги платят. Буратины зажратые. Экстрима им в жизни не хватает. Им бы вот мною побыть хотя бы один день — никогда никаких экстримов больше не захочется.

Вчера у меня день не задался с самого утра, и я точно знала, что вечер будет ещё более томным. Но даже не предполагала, что прям настолько. То есть закончившаяся во всём доме в самый нужный момент туалетная бумага, нассавшая в прихожей целое лебединое озеро собака, и позвонившие в дверь политические агитаторы в шапочках «Выборы 2018» — всё это было лёгкой разминкой перед томным вечером.
Вечером мы с Лёшей должны были поехать на день рождения к его семилетнему крестнику. Притом, Лёша должен был приехать туда прям с работы, а мне предписывалось выбрать и купить ребенку подарок, и в семь вечера встретиться с Лёшей, чтоб мы вместе тот подарок имениннику и задарили. Ничего сложного ж, да?
Манда. Это для нормальных людей несложно. А я это я. Я даже 20 метров от дома до Пятёрочки просто так дойти не могу. Я сначала застряну в лифте на три часа, потом в подъезде споткнусь о лежащего там алкаша Мишу, который будет стонать «Командир! Лидос! Не бросай меня! Мы же братья!», а я разжалоблюсь, и потащу его на горбу к лифту, а если я всё-таки дойду до Пятёрочки, то либо я там с кем-нибудь подерусь, либо на кассе выяснится, что я забыла дома паспорт, деньги, и ключи от квартиры. Вот поэтому я заранее уже знала, что в семь часов вечера Лёша не увидит меня в условленном месте с подарком. Потому что я ещё не знаю почему, но знаю, что этот квест я буду проходить долго и с потерями.

Короче, в пять часов я звоню маме ребенка из магазина игрушек, и спрашиваю: что ему дарить-то? А мама мне внезапно выдаёт: Тёмка очень мечтает о ХОМЯКЕ! Если не трудно, купите ему хомячка в зоомагазине, ребёнок будет счастлив.

Вот в этот момент у меня зачесалась жопа и заныло сердце. Верная примета, что кто-то там Наверху уже уселся в первый ряд с попкорном. Ладно, думаю, хуйня ваш хомяк, тут километр пройти — и торговый центр аж с двумя зоомагазинами. Чо там, хомяков не продают что ли? Щас быстро куплю животину, и как раз к семи успею с Лёшей встретиться.

Тот километр до торгового центра, в снегопад с нулевой видимостью, я шла почти час. Три раза я врезалась в столб, один раз упала в яму и раза два чуть не попала под машину. Но дошла. И пошла прям вот сразу в зоомагазин Бетховен. Туда, где живность всякая продаётся. А дойдя до живности, чота вот сильно усомнилась в том, что представленный ассортимент можно вообще назвать живностью. Конечно, он и мёртвостью ещё не был, но это только потому, что пока ещё дышал. В первом аквариуме сидели два кролика и одна морская свинка. И на троих им было лет сто двадцать. То есть, живого Брежнева они ещё точно видели по чёрно-белому телевизору. Тут подходит девушка-консультант, и спрашивает, что меня интересует.
Я не стала врать, и честно сказала, что меня интересует возраст этих реликвий. Девушка отвела глаза, и уклончиво ответила: Нууу… Как видите, животные уже взрослые.

Давайте, говорю, взглянем правде в глаза: они не взрослые. Они старые! Да?
Нуууууууу… — сказала девушка, — а вы прям крольчонка маленького хотели?
Нет, — сказала я. — Вообще-то я хотела прям хомяка. Есть у вас не слишком старые хомяки?

Это был какбэ сарказм и шутка юмора, но по лицу девушки я поняла, что пошутила я прям вот не в бровь, а в глаз. Потому что она тихо сказала: Знаете, мне кажется, хомяки вам тоже не понравятся.

Во втором аквариуме были хомяки, но все они сидели в деревянных домиках. В одном домике были хомячки-джунгарики, которые почему-то не шевелились даже когда в них потыкали пальцем, а из второго домика торчала лохматая жопа. И я сказала: покажите мне эту жопу.

Не надо. — Вдруг сказала девушка. — Они тоже не очень…

— Не очень — это мёртвые уже?

— Ещё нет, но они очень взрослые, и с красными глазами. В общем, вот.

И мне показали двух хомяков, которые стопудово видели ещё не только Брежнева, но и маленького кудрявого Володю Ульянова. Из уважения к их старости, к ним, видимо, даже прикасаться боялись. Поэтому те два хомяка были в жутких колтунах, все в говне, и откуда-то из этого клубка говна и баребухов — на меня грустно и осуждающе смотрели красные глаза.

Продавщица быстро накрыла стариков домиком, пояснив, что они не любят свет. И предложила посмотреть крыс, но сразу сказала что и крысы так себе. Не старые, но ребёнку таких дарить не надо, случайно может и обосраться.

Я посмотрела на крыс. Крысы как крысы. Обычные, серые, даже не белые. И здоровенные как брежневские кролики. Честно говоря, от такого подарка обосрётся даже взрослый именинник. Я бы точно.

Последним товаром в ассортименте была шиншилла за 6 тысяч, но мне её даже не предложили посмотреть поближе. Шиншиллу я и сама прекрасно видела. Она лежала на боку, и не шевелилась. Я постучала по аквариуму — ноль реакции. Надеюсь, что это просто старая, глухая, и привыкшая к стуку по аквариуму шиншилла. Всё. Других животных, кроме попугайчиков, в магазине не было. На часах было уже 18:45. Поэтому я прям без лифта, пешком метнулась на третий этаж, где был второй зоомагазин. Был когда-то. А сейчас уже нет. И где мне разжиться хомяком — не знаю. И Лёша звонит: Я уже на месте, а ты где?

Не давая ему заорать на меня первым — быстро и весело ему говорю, что «Тёма попросил хомяка, я два магазина обошла, хомяка пока не нашла, но щас быстро метнусь на такси в Бибирево — там ещё один Бетховен есть, быстро куплю хоть кого-то, кто хотя бы на год моложе меня, и прям вот через 40 минут я буду на месте. Ты иди пока в гости без меня, я уже почти что приехала», бросаю трубку, вызываю такси, и еду в третий зоомагазин. Не буду описывать всё в подробностях, но за третьим зоомагазином последовал и четвёртый, и пятый. И вот в пятом, от безысходности, безрыбья и безхомячья, я купила белую ангоровую морскую свинку. Потому что она хотя бы выглядела как большой хомяк, которого можно подарить ребенку на день рождения, без боязни, что подарок может умереть от старости прям в момент вручения под песню Хэппи Бёздей ту ю.

Ладно, животину я купила. Уже хорошо. И корм я купила, и наполнителя пять кило, и сено, и поилки-кормилки. А вот клетки в том магазине были только для птиц и хомяков. И за клеткой надо было ехать обратно в Бетховен, где:

1. У кассы ко мне подошли два охранника, и предъявили, что я спёрла в их магазине сено и наполнитель. Я в ответ предъявила им, что это мои собственные сены и наполнители, я с ними уже сюда пришла, идите на камеры посмотрите, ебланы, и камеры хранения побольше сделайте.

Выяснения отношений с охранниками заняли минут десять, и всё это время сидящая у меня запазухой свинка нещадно царапалась и орала.

2. Я купила и оплатила клетку, взяла свои мешки с сенами и наполнителями, и ушла на улицу. На улице я поняла, что забыла на кассе клетку. Вернулась обратно. Поняла, что мне крайне необходима третья рука, а лучше четвёртая. Потому что одной рукой я прижимаю к себе свинку, чтоб она не вывалилась у меня из-под куртки, во второй руке пятикилограммовый мешок с наполнителем, а локтем первой руки я прижимаю к животу мешок с сеном, кормом и мисками.

Свинка орёт и жрёт мою сиську.

Время — девятый час вечера.

Такси припарковалось, судя по карте, метров за двести от меня. Позвонить и наорать на таксиста я не могу, потому что пятой руки у меня нет, равно как третьей и четвёртой, а двумя руками я не знаю как, но держу сука диван, чемодан, саквояж, картину, корзину, картонку, и ёбанную свинку Пеппу!

10 метров пути я сразу же проехала на жопе по лестнице торгового центра. В руках удержала всё, кроме Пеппы. Пеппа куда-то улетела. И если б она не орала как Витас — я б её уже и не нашла. Но она орала, и я её нашла. Нашла, запихала обратно под куртку, потеряла сено, уронила клетку, наебнулась сама, нашла сено, взяла в зубы клетку, и даже донесла это всё 150 метров до такси. Поочерёдно запихала на заднее сиденье всё барахло, туда же впихнулась сама, и тут позвонил Лёша. И ледяным тоном спросил, где меня уже полтора часа носит, и почему я не звоню?

Я теперь знаю что такое «Меня накрыло гаммой чувств». Потому что мне одновременно хотелось истерически ржать, так же истерически зарыдать, пожаловаться Лёше на всё пережитое, а так же послать его нахуй и выключить телефон. В этот момент на повороте на меня свалилась клетка и все мешки, а Пеппа под курткой притихла и обоссалась. Поэтому я не своим голосом сказала в трубку: «Встреть меня через 15 минут у подъезда», и впервые в жизни неукротимо возжелала выжрать водки. Нет, не так. Водяры! Водярищи! Прям такой вот, самой дешёвой, самопальной, вонючей, сивушной, и из горла. Чтоб моментально умереть навсегда.

Лёша встретил меня у подъезда с лицом посмертной маски Тутанхамона и сказал, что ждёт от меня извинений, потому что я должна была приехать два часа назад, и ни разу даже не позвонила, а он как дурак сидел без подарка, а ребёнок ждал ТЕБЯ! Ну вот и иди, и дари, а я домой поехал!

В тот вечер Господь наш Иисус явил мне чудо: я не села в тюрьму за убийство, и четвёртый развод просвистел в миллиметре от меня, как пуля. Есть Бог на свете, есть.

А свинка Пеппа — хули ей? Сегодня звонила подруге, спрашивала: чо там ваще как? Никто не удивился, что какая-то сумасшедшая обоссанная тётка швырнула в квартиру какие-то мешки, клетку, и морскую свинку, и, рыдая как гиена, убежала вниз по лестнице? Нет? Ну и хорошо. А свинка как там чо? Жива-здорова и хорошо кушает? Ну и тоже прекрасно. Я вчера, кажется, забыла спеть Хэппи Бёздей ту ю. Так неудобненько вышло прям. Вот за это больше всего переживаю. Что? Лунное затмение сегодня? А, ну это ж всё объясняет! Ещё раз — с днём рождения.

Х@йня все ваши квесты в бункере. Я вот вчера пыталась купить хомяка — до сих пор глаз дёргается и весь валидол в доме выжрат подчистую.

Однако, здравствуйте.

Автор: Лидия Раевская




x
Подписывайтесь =>