Молодая мать! Скача на коленях деда Мороза, помни, он живой! А ты – тяжёлая и сексуальная

В курилке драматического театра такое рассказывают. У заслуженного артиста Петрова дед Мороз по Станиславскому. Внутренний монолог, сверхзадача. Когда он в роли, все становятся детьми. Ещё Петров верующий, в хоре поёт.

— Мы тоже хотим желание! – кричат мамаши.

И плюхаются Петрову на колени. И елозят, вспоминая чего они там хотели. А под шубой-то живой мужчина, хоть и в образе. Шампанское помогает женщине сбросить возраст, но не вес.

— Норковую шубку, на Бали, тойоту. Дедушка, ты запомнишь, или записать? – спрашивает мамочка, разворачиваясь к Петрову прямо на нём же.

— Господь подаст – отвечает Петров смиренно.
Среди мамаш встречаются с длинным списком и медленно формулирующие.

Внутренний монолог и сверхзадача летят к чертям. Петров считает, это ему испытание за жадность и язычество.

— Ты где был? – интересуется жена Петрова, когда он кидается на неё после работы, вместо того чтобы упасть в изнеможении.

— Раздевайся, потом поговорим – отвечает дед Мороз.

В связи с вышеизложенным у меня, как сантехника, вопрос. Почему всё хорошее достаётся тем, кому оно не надо?

Автор: Слава Сэ.




x
Подписывайтесь =>