Наталья Красильникова: Когда себе я вставлю..

Я всегда хотела иметь большую грудь и страшно завидовала своей лучшей школьной подруге, у которой уже в девятом классе был третий размер. Парни вились за ней слюнявым роем! А меня, хоть и уважали за набор Бодлера с Мандельштамом в голове, все равно звали сухостой, потому что весила я 48 килограмм.

В прошлом году, когда мне стукнуло сорок лет, я решилась на операцию. Но не для того, чтобы закрыть свой школьный гештальт (я его закрыла в другом рассказе), а для того, чтобы зайти, так сказать, с козырей! Год назад я была несчастно влюблена, мне казалось, что только силикон может все решить и, когда я вставлю сиськи, все заискрится, как в песне Шнура!

У выбранного хирурга первичная консультация была возможна только через полгода. Верней, мне сказали попробовать позвонить через полгода и тогда меня, возможно, запишут в очередь на консультацию. Не с той они дамочкой связались! Всеми правдами и неправдами я влезла на консультацию уже через неделю.

Старый татарин, который освежевал не одну сотню дур на своём веку, цинично облапал меня и сказал: «Операция в конце июня».

— Как в конце июня?! Но мне же надо срочно! Вы что не понимаете, что у меня вся жизнь из-за сисек рушится?! Я не могу ждать ещё три месяца! Вы с ума сошли?! Я умру от неразделенной любви! Мне нужны сиськи! Мне нужны сиськи! Вы слышите?! Вставьте мне их прямо завтра! Прямо сейчас!

В общем, я так достала его звонками и слезами, что он сказал: «Хрен с тобой! Будем резать в следующую среду. Готовься!».

Как же мне тогда стало страшно. Все подруги, которых я посвятила в детали своего преображения, вылили на меня кучу негатива о том, какие могут быть последствия, как может не подействовать наркоз, как я могу не очнуться, как я могу очнуться идиоткой.

— Сотни тысяч женщин страдают от осложнений, некроза и умирают в муках, но цифры утаиваются в целях индустрии!

— Завидуйте молча. Или идите на лесом, куры завистливые!

Операцию назначили на среду. Солнечным апрельским утром я отправилась в клинику на такси. Мне было очень одиноко и страшно, хотя на фейсбуке вовсю комментировали происходящее, а я глумилась в ответ. Назад пути не было, я ехала навстречу судьбе, сжав зубы и зажав в руке триста штук — на счастье!

Не помню, сколько это длилось, так как отходила от наркоза красиво и витиевато, но, наверное, не больше часа. Мне сделали надрезы на сосках, а каплевидные импланты поставили под мышцу. Теперь, каждый раз вставая на весы, я всегда мысленно вычитаю 640 грамм от общего веса и чувствую себя намного стройнее.

Никаких последствий не было. У меня ничего не болело, ни голова, ни жопа, ни живот, ни мышцы груди. Некоторые женщины испытывают ощущения, схожие с растяжением: слабые тупые боли, как будто ты перенапряглась в спортзале и мышцы «забиты». У меня не было ничего подобного. Ночь я провела в клинике, но в основном для того, чтобы отойти от наркоза, а утром встала и поехала домой на общественном транспорте.

Как и обещал Шнур, мир преобразился сразу, в нем стало больше красоты, но… ровно на неделю! Через неделю я впервые расстегнула бандаж полностью и увидела их.

— Ааааа!!!! Ааааа!!! А почему они такие большие?! Что поменьше нельзя было сделать?! Зачем мне такие огромные?! Как мне жить теперь?!

Это было ужасно. Мозг отказывался принимать их как часть тела ещё месяцев шесть-восемь. Более того, в какой-то момент я перестала воспринимать их как большие, и мне стало опять казаться, что они очень маленькие! Надо было делать больше…

На придурошную любовь наличие сисек, сами понимаете, никак не повлияло, но в целом лайков и мужчин вокруг стало больше. Через месяц после операции я вернулась к спорту, а ещё через пару месяцев увлеклась бегом. В принципе, сейчас можно и в космос при наличии бюджета слетать, но желательно в спортивном белье с уровнем поддержки hard.

Если быть до конца честной, то неприятные моменты все же были. Полугодовалое онемение сосков, дикий и постоянный страх, что у меня случится капсуляция и придется переделывать, невозможность спать на животе: грудь первые полгода очень твёрдая и расслабиться на каменных баскетбольных мячах нереально, также нереально было сделать нормальный массаж спины.

Сейчас онемение прошло, капсуляции не случилось, швы найти невозможно, да и отличить её от настоящей может только хирург: она стала мягкой, немного опустилась, а каплевидная форма имеет самую естественную форму.

Но спать на животе я по-прежнему не могу. Доктор настоятельно рекомендовал активно разминать их по нескольку раз в день, чтобы импланты стали ещё мягче, но мне лень, а Рагнар Дмитриевич боится переборщить.

Кстати, не знаю, повлияло ли наличие красивой груди на его решение написать мне на Мамбе, но он утверждает, что нет, и говорит, что будет любить меня любую.

Автор: Наталья Красильникова




x
Подписывайтесь =>