Несексуальный русский

Мне неловко, я отвожу глаза. Думаю о том, чтобы пошутить, но остроты выходят тревожные: «Эмм… Ты не пробовал купить одежу на два размера больше?»

Муж подруги, отличный парень, потолстел (что само по себе неплохо, он мило выглядит), и теперь рубашка так расходится на его животе, что между пуговицами я вижу загорелую и волосатую плоть во всем ее великолепии.

Конечно, я это переживу. Да, язык чешется, но это как с ветрянкой: главное — взять себя в руки и не обращать внимания. Но я вот думаю при этом: русские мужчины — они как представляют и оценивают собственную сексуальность?

Мы, женщины, отовсюду получаем установки, как нам выглядеть. На нас обрушивается лавина информации о хорошем и плохом вкусе, о пропорциях, о канонах красоты… Мы разрушаем эти каноны пропагандой бодипозитива, доказываем, что женщина красива в любом возрасте, с морщинами и сединой. Эти споры и схватки везде — в женской прессе, на всех сайтах, в политической прессе, в фейсбуке, инстаграме, на «Пинтресте».

О том, что происходит с женщинами, знает весь мир. «Секс в большом городе», «Девочки» и последний «Безумный Макс: Дорога ярости» (и тут игра слов, потому что fury означать «ярость», и главную героиню зовут Furiosa, то есть это ее дорога, это не про Макса уже, это про женскую максиму). Все, что происходит в нашей культуре, — про женщин, даже последний сезон «Игры престолов».

Мужчины никого не интересуют. Вот что есть у русских мужчин? Какой, черт побери, у них есть маяк, который светит им сквозь этот шторм феминизма, указывая их мужской путь (пусть и не ярости)?

Есть GQ — там случаются колонки Тони Парсонса, и это единственный писатель, который признает, что феминизм победил, обсуждает с мужчинами события в женском мире, вопросы мужчин к себе, когда они теряют работу и оказываются на содержании женщин… многое. Другие колумнисты журнала великолепны, но стеснительны. Они отлично могут писать о политике или еде, но они боятся, они не откровенны, у них не получается признать, что мужчина — тоже человек, у которого есть странности и слабости. Потому что у русских мужчин не принято говорить о всякой ерунде типа своей сексуальности, внешности, страхах и надеждах.

Бедные, бедные мужчины. Мир так сильно изменился. Случилась гендерная эволюция. Перестроены правила поведения в отношениях между мужчинами и женщинами (попробуй в наши дни скажи сотруднице: «Детка-крошка, у тебя такие сиськи, что ты заслуживаешь повышения, если пойдешь ко мне выпить джина»). Но никто, вот совсем никто, кроме иногда Тони Парсонса, не говорит мужчинам, что делать и как жить.

Поэтому русский мужчина и думает, что рубашка на два размера меньше — это ничего, сойдет. Даже если ему 35, у него есть лишь старые установки, которые передаются из уст в уста (и которые не работают): мужчина  должен лишь немного отличаться от обезьяны, не думать о красе ногтей, а лучшая прическа — это спутанные лохмы, обрезанные ножом Victorinox.

ЧТОБЫ ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ, НАЖМИТЕ НА СТРЕЛКУ НИЖЕ



Страница: 1 2

x
Подписывайтесь =>