«Нет ничего естественнее, чем хотеть умереть в 15 лет»

Лариска часто думала о смерти и твёрдо собиралась умереть лет в 25, чтобы лежать в гробу красивой и никогда не состариться. Мне это казалось правильной идеей, но про себя я знала, что кишка тонка. К тому же я страшно любопытна, мне хотелось бы знать, что будет дальше. Ну там, умрёт ли Брежнев, нападёт ли на нас Америка. Или что ещё сочинит группа Kiss. В итоге Лариска отчаянно провела молодость, потом очень быстро превратилась в свою мать, а сейчас она староста в церковном приходе, очень набожная женщина.

Она довольна своей жизнью. А расскажи Лариске в её 15, как всё сложится, — она бы выпила два пузырька каких-нибудь таблеток. Тем более что однажды она сделала это — откачали. А мать её отделала под хохлому, Лариска недели две ходила в синяках. И не было тогда никаких омбудсменов, а интернет был изобретён лет через десять после Ларискиной попытки суицида.

Когда ещё думать о смерти, как не в 15. Когда 18-летние кажутся взрослыми занудами, а 20-летние опустившимися стариками

Нет смысла жить после 25 и сморщиваться. Зачем, это ведь так некрасиво. А тех, кто старше, — не существует вовсе. Это препятствия, или тени на заборе, это нэцгулы из мира призраков, а также граждане, восставшие из ада ради того, чтобы сделать твою жизнь невыносимой. Твоя мама, мамочка, она уже мать, мамаша, а вовсе не нежная пахнущая молоком газель, приходящая за тобой в детский сад. Это уж и вовсе забыто надолго, хорошо, если не навсегда. Мамаша теперь — это чадящий и сметающий всё на своём пути танк. Скорее всего, так и есть — если именно так проявляется её волнение о тебе. Но нет смысла взывать к разуму и чувствам танка.

То, что ты чувствуешь, не чувствовал никто до тебя. То, что ты понимаешь, не понимал никто до тебя. Как страдаешь ты, не страдал никто. И не было такой любви, и не будет никогда

Конечно, это была любовь, первая счастливая до времени любовь двух красивых и страстных людей. Не слишком взрослых, но и явно не детей. Да, вам и не снилось.

А кто из нас не представлял себе свои похороны? Вот не те пошлые, что мы где-то когда-то видели, а совсем другие. Хотя с чего бы? Ну вот другие, и всё. Героические, такие особо пронзительные. А ты, значит, как будто бы видишь их со стороны и тоже испытываешь лёгкую грусть. Легче, чем провожающие в последний путь.

И только с годами и опытом начинаешь догадываться, что ни фига не увидишь. Но всё равно иногда срываешься и представляешь, как вы прошли сквозь мелкий, нищенский, рябой, трепещущий ольшаник в имбирно-красный лес кладбищенский, горевший, как печатный пряник.

Мне кажется, нет ничего естественнее, чем хотеть умереть в 15 — даже если у тебя счастливая любовь. Прощай, размах крыла расправленный

Смягчи последней лаской женскою мне горечь рокового часа — написал поэт в 63 года. Это же нормально — всю жизнь думать о любви и о смерти. Не нормально — не думать.

История Кати Власовой и Дениса Муравьева была названа многими главной историей года. И казалось, что это действительно так — пока через несколько часов не задержали министра Алексея Улюкаева. И вот оно, рассеялось — как сон, как утренний туман. Все забыли про псковских подростков.

Как это грустно, несправедливо, обидно, незаслуженно — чтобы всё-таки довольно мелкая история о крупных неприятностях не самого яркого и влиятельного министра полностью заслонила историю жизни и смерти двух чертовски интересных, обаятельных, влюблённых подростков. Они нашли друг друга, и больше никого. Так часто бывает, вот Шекспир описывал отчасти похожий случай, хотя почему-то к ним больше прилипло Бонни и Клайд. Бонни с двумя Н, как они хотели.

Я не знаю, почему они умерли, но я их понимаю.

Эта история ставит перед нами вечные, как мне кажется, вопросы. Однако есть и вопросы текущие. Меньше чем через сутки эта история ушла из заголовков — общество действительно не хочет разобраться?

  1. Общество правда хочет, чтобы о них — живых ещё — доложили в СК как о подростках, живущих половой жизнью, поставили на учёт и чего-то там возбудили? Это правда решит проблему? Секс по согласию в 15 лет — это проблема для общества? Правда?
  2. Почему отчим безнаказанно лупил свою взрослую падчерицу? Поправки в УК про декриминализацию семейного насилия — это действительно то, что нам нужно? А если бы и не было этих поправок — помогло бы оно детям? Или всё-таки не в поправках дело? А в чём?
  3. Что нам скажет по этому случаю школа и классные руководители? Не зря ли они получают зарплату?
  4. У полиции совершенно точно должны быть свои штатные психологи. И где они были? Они вообще есть? Можно посмотреть?
  5. Кто-нибудь из взрослых был у Кати и Дениса? Друг, воспитатель? В смысле учитель физкультуры, руководитель кружка самолетомоделирования, солист школьного ВИА?
  6. Кто-то ответственный в Псковской области в состоянии принимать и понимать происходящее в прямом эфире Перископа?
  7. И, наверное, главный вопрос: как они умерли? Не по отчётам, а по правде? Как ни всматривайся в Перископ, а очень похоже, что их грохнули взрослые дядьки, у которых есть свои дети и была своя первая любовь. И что бы сейчас и потом не говорили эти дядьки — им не верят.

…А ещё у меня в классе была девочка Галя, из очень хорошей дружной семьи. Девочка Галя была скромницей и отличницей. И пока все следили за распутной Лариской, Галя стала внезапно и заметно поправляться в области живота. Потом она стала носить портфель, прикрывая живот. Что это? Мы с одноклассницами терялись в догадках, учителя и родители молчали, как партизаны. Потом Галя пропала недели на две и вернулась уже без живота. Мамы нам категорически запретили спрашивать, что всё это значит. Мы потом ещё два года вместе учились, Галя оставалась скромницей и отличницей. Галя блистательно окончила школу, потом стала медиком, уехала в Америку и там вполне процветает и живёт в окружении многочисленных детей. Я недавно спросила свою маму — ты помнишь Галю, что это было? А мама не помнит. Лариску помнит, Галю — нет.

Сейчас-то я понимаю, что у Лариски была плохая мать, а у Гали хорошая. И если бы в те времена у нас был Перископ, СК, омбудсмен и Мизулина, это бы ничего не изменило. Это ничего бы не изменило в жизни Гали и Лариски. А вот для окружающих — очень даже. И для будущих Галь и Ларисок, и для их родителей, друзей и соседей неплохо было бы ответить на десять текущих вопросов. А подростки будут вечно.

Источник: mel.fm




Страница: 1 2

x
Подписывайтесь =>