Я без него не могу. Часть первая

— Наши отношения с ним рушатся. Я места себе не нахожу. Я хочу спасти то, что еще осталось…

Когда Татьяна, новая клиентка*, пришла в мой кабинет, казалось, что тревога буквально рвет ее на части, и она на грани отчаяния. Красивая стройная девушка, она смотрела на меня невидящими глазами и нервно теребила ручки сумки.

Со своим мужчиной, его звали Борис, она встречалась три месяца. И очень, просто до дрожи, его любила. Ей казалось, что это тот самый принц из сказки, рыцарь, Робин Гуд, да хоть черт в ступе, просто ТОТ САМЫЙ. Конечно, в жизни Татьяны были и другие мужчины, до Бориса, но тем единственным был именно Борис — в этом она была уверена. Лучше него не было никого и никогда уже не будет.

Их роман закрутился, как вихрь, — казалось, для них обоих все, кроме друг друга, мгновенно перестало существовать. Ничего было не важно, только они двое. По крайней мере, в ее интерпретации это звучало так.

Но прошло два месяца с момента начала отношений, и он стал периодически уклоняться от встреч с ней. То дела какие-то появлялись, то простывал внезапно, то маме или другу нужно было помочь. Звучало убедительно, но она чувствовала, что что-то не то. Как будто он хочет реже с ней видеться и специально придумывает причины, чтобы отменить встречу. Она тревожилась, она спрашивала, что происходит, она смотрела в его глаза, пытаясь проникнуть в душу. Он говорил, что все в порядке. В те моменты, когда он все-таки появлялся, она буквально ходила на цыпочках, готовила ему вкусную еду, соблазнительно одевалась. Но казалось, что из-за этого он еще больше отдалялся. Как будто его это обременяло. Сначала регулярность встреч снизилась до раза в неделю, потом до раза в две недели, потом… Таня рассказала, что однажды, когда он не захотел остаться у нее ночевать, она поддалась импульсу и попыталась не выпустить его за дверь физически. Вот просто схватила за руку и не отпускала. Он все-таки ушел. Она осталась одна плакать.

А после этого стала мстить за свои страдания, за то, что он не был рядом постоянно. Она уже не просила внимания, она требовала его. Она вздыхала тяжко, если он говорил что-то, по ее мнению, подозрительное, поджимала губы и ждала, что он прочитает ее мысли и все исправит. Она стала настолько бояться, что потеряет его, что в каждом его слове, в каждом действии видела возможное предательство. И мстила, мстила за это без перерывов. Она смотрела на него с презрением, если он в чем-то ошибался. Стыдила его, винила, если он, по ее мнению, как-то не так себя вел. И при этом продолжала видеть в нем смысл жизни. Да, так бывает.

Поведение Тани было невыносимым, и она понимала это. Но ничего не могла с этим сделать. Она все глубже запутывалась в клубке обид, тоски, недоверия, покинутости, одиночества, желания обладать. И вот на этом этапе пришла ко мне.

Я видела, что ей плохо. Видела и искренне сочувствовала ей. Потому что она правда не знала, как иначе, не умела. И очень хотела любить и быть любимой. Кроме того, подсознательно, как мне казалось, Таня считала, что Борис слишком хорош для нее. И ей представлялось невероятным, что он, в своем сиянии и блеске, обратил на нее внимание и даже влюбился.

Между самооценкой человека и его способностью строить отношения существует четкая связь. Речь о любых отношениях: дружеских, рабочих, романтических. Самооценка — это не только то, что мы сами осебе думаем и как себя чувствуем, но и то, сколько любви мы способы получить, а также как мы относимся к другим, исходя из представлений о себе самих.

Дальнейшая работа с Таней подтвердила мою гипотезу. Действительно, она ставила Бориса на условный пьедестал, а себя располагала у подножия. Почему так происходило, если Таня сама была красивой состоявшейся девушкой?

В детстве ее эмоции, ее потребности, ее желания родители не принимали всерьез. Она что-то воодушевленно говорила, ее ругали за то, что она говорит слишком громко и машет руками. Она играла в принцессу и наряжалась в мамины платки, ей говорили, что нечего ерундой заниматься. Она задыхалась от обиды и впадала в истерику, но ее поведение высмеивали…

Это признаки дисфункциональной семьи. Родители, которые так себя ведут, сами относятся к себе плохо. Они не умеют сотрудничать, соблюдать здоровые границы друг с другом и детьми, не умеют слышать друг друга и своего ребенка по-настоящему, не в состоянии конструктивно решать конфликты. Для них привычно оскорблять, быть равнодушными к беде близкого, слишком тревожиться, слишком контролировать, манипулировать и не быть последовательными. В таких семьях детей часто стыдят и обвиняют за их естественные проявления. И тогда ребенок чувствует себя эмоционально отвергнутым, не понимая этого. Он просто приходит к выводу, что он какой-то «не такой» и начинает постоянно стыдить себя сам просто за то, какой он есть. В этом состоянии ребенок не ощущает достаточной безопасности, и так и растет с «дырой» в душе. Он учится не показывать своих чувств, он их даже осознавать перестает, потому что на первый план выходит старание угодить другим, быть «хорошим». Это и есть эмоциональная зависимость.

Собственно, Таня так и жила..

Источник: snob.ru




x
Подписывайтесь =>